УКР РУС ENG 
   

Блаженнейший Митрополит ВЛАДИМИР: «Церковь в Украине такая, какую ей дал Господь»



Нас постоянно пытаются «соединить» с отлученным от Церкви Михаилом Денисенко, хотя с ним не только наша, но и любая Православная Церковь даже переговоров вести не может. Об этом говорится и в июльском обращении иерархов большинства Православных Церквей мира к Президенту Украины. И об этом же рассуждает Блаженнейший Митрополит Владимир в интервью пресс-службе УПЦ.

- Ваше Блаженство, в общественно-политической жизни в последние месяцы произошло много событий. Избрано руководство парламента, сформировано коалиционное правительство. Что Вы ожидаете от новых органов власти?

- Разумеется, как и все общество, слаженной, созидательной, продуктивной работы. Можно долго создавать и разрушать коалиции, договариваться и отвергать договоренности, выбирать и перевыбирать. Это все замечательно, демократично. Но ведь сама демократия никого не кормит. А кормят труд и пот. Важно, чтобы все ветви власти думали о главном: о трудящемся человеке, создании условий для его эффективной работы.

- Консолидация власти стала возможной благодаря универсалу, вокруг которого до сих пор идут дискуссии.

- Я положительно оцениваю этот документ. Если вы поднимите наши обращения и заявления, начиная с 2004 года, то в них содержится постоянный призыв к властям, политическим лидерам искать пути к примирению и единству. Именовать друг друга «силами зла», «врагами Украины», «кошмаром», «бандитами», биться до последнего - это саморазрушение общества и страны. Спаситель призывал иметь мир между собою. Жаль, что мы делаем очевидные и нужные шаги лишь тогда, когда отступать дальше некуда. Думаю, что универсал и работа над ним позволили каждому из подписавших увидеть в оппонентах партнеров, а не противников. Главное, обществу было продемонстрировано, что властная элита умеет не только ссорится и обличать, но и договариваться во имя народа и страны.

- Однако религиозный пункт универсала вызвал резкую негативную реакцию Церкви.

- Реакция вполне прогнозируемая. Судите сами: собирается круглый стол, на котором государственные деятели, политики, поэты, физики, лирики обсуждают вопрос, какой должна быть Церковь в Украине, принимают рекомендации. При этом мнение самой Церкви не только не спрашивают, ее даже не приглашают на обсуждение. Это мы уже проходили, когда политбюро принимало решения в отношении Церкви, а ОГПУ и НКВД их исполняли. Церковь в Украине такая, какую ей дал Господь. Она тысячу лет выполняет свою спасительную миссию на нашей земле. Раскол - это внутреннее дело Церкви, и преодолевается он методами церковными, о чем и сказано в заявлении Священного Синода УПЦ. Никаким политическим универсалом примирить человека с Богом невозможно. Поражает другое: сегодня, когда Церковь пытается прийти человеку на помощь в сферах, которые она опекала испокон веков (приюты, детские дома, тюрьмы, больницы, школы, армия), мы постоянно встречаем препятствия, нам указывают на конституционные положения об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Здесь же мы столкнулись не с помощью государства Церкви, а вмешательством в ее внутренние дела, что и вызвало соответствующую реакцию.

- Но ведь наши расколы - политические. Они появились в результате политического давления, как это было с УАПЦ, или антизаконных действий и произвола властей. Генеральная прокуратура дважды пыталась снять с регистрации ту же УПЦ КП, как незаконно созданную организацию, и всякий раз власть (и президент Кравчук, и президент Кучма) не позволяли этого. Почему в Болгарии власть, учинившая церковный раскол, исправила свои ошибки (у раскола не только отобрали незаконноиспользуемое имущество, но даже запретили называться Православной Церковью), а у нас не желает этого делать?

- Очевидно, потому, что мы продолжаем жить не по законам, а по политической целесообразности. Как в советские времена, когда законы декларировали одно, а на практике делалось совсем другое. Целесообразно выполнять закон - выполняем, нецелесообразно - не выполняем. Например, вот уже больше десяти лет власть не хочет выполнять решения высших судебных инстанций Украины о возвращении нам захваченных боевиками кафедральных соборов в Ровно и Луцке. Здесь и круглых столов проводить не надо, а надо исполнять решения. Государственная власть многое могла бы сделать для единства православия в Украине, если бы просто выполняла законы и обязательства, принятые перед европейскими структурами по возвращению репрессированной Церкви экспроприированного имущества, снятия всевозможных преград для социального служения Церкви, возвращению ей статуса юридического лица и так далее. Однако упорно этого не делает. Зато нас постоянно пытаются «соединить» с отлученным от Церкви Михаилом Денисенко, хотя с ним не только наша, но и любая Православная Церковь даже переговоров вести не может. Об этом говорится и в июльском обращении иерархов большинства православных церквей мира к Президенту Украины.

- Но ведь раскол необходимо преодолевать. Когда будут видны результаты работы совместной комиссии УПЦ и УАПЦ?

- С обеих сторон есть желание и стремление к единству. Мы единоверные и единокровные братья, и трагедия мучает всех. Рвали по-живому, много накопилось обид и взаимных претензий. Залечивать раны всегда дольше, чем их наносить. Необходимы терпение, мужество, надо научиться идти на уступки и прощать. В этом процессе должны быть задействованы не только те, кто ведут переговоры, но и сами общины, тогда желаемое единство будет органическим.

- Но общин УАПЦ в двадцать раз меньше, чем УПЦ. Можно ли в такой ситуации считать равноценными стороны диалога? Говорят, они готовы присоединиться хоть завтра, лишь бы УПЦ разорвала свои связи с Русской Православной Церковью?

- Для Бога одинаково ценны и большое, и малое стадо, и даже один человек. Мы всегда были открыты для переговоров, важно, что УАПЦ приняла решение их возобновить. Когда УАПЦ возникла, в Украине был экзархат Русской Православной Церкви. Сегодня статус УПЦ больше, чем автономная (независимая) Церковь, но меньше, чем автокефальная (самовозглавляемая). Это позволяет учитывать интересы и тех общин, которые говорят о желании полной независимости УПЦ, и тех, кто дорожит тысячелетнем единством с Русской Православной Церковью. Но самое главное, мы были и остаемся законной частью единого Вселенского Православия. В диалоге с УАПЦ тоже надо искать формулы, которые бы учитывали интересы всех и соответствовали канонам Вселенской Церкви. Что же касается УПЦ КП, то пока она возглавляется отлученным от Церкви человеком, никакого диалога с ней мы вести не можем. Об этом я неоднократно говорил и Виктору Андреевичу.

- А как Вы относитесь к тому, что власть повсеместно раз в квартал и по большим праздникам инициирует совместные молитвы всех конфессий за Украину? Молебны, праздничные приемы и концерты проходят и в Софии Киевской.
- Наши священнослужители присутствуют, но молятся, конечно, отдельно. Я не знаю, как в других религиях, но Украинская Православная Церковь уже тысячу лет ежедневно, а не по праздникам, молится за страну нашу, народ, воинство и власть, и не на площадях, а в святых церквах пред престолом Божьим. Храм святой Софии, Премудрости Божьей - это храм Христа Распятого. Это самая древняя наша православная святыня, построенная великим князем Ярославом Мудрым, канонизированным нашей Церковью. Его история трагична, как трагична и история нашего народа. Он много раз разрушался, однако православные всегда стремились восстановить его, вдохнуть жизнь, чтобы звучало в нем слово Божье.

- Митрополит Макарий погиб, направляясь к нему?

- Да, священномученик Макарий, Митрополит Киевский погиб по дороге из Вильно, где находилась тогда кафедра Киевских митрополитов, в Киев, куда он вез средства, собранные для восстановления разрушенного храма святой Софии. После установления в Киеве советской власти решением реввоенсовета Софиевский монастырь был экспроприирован у Православной Церкви, сначала его передали самосвятам-липкивцам, которых революционная власть считала союзниками в борьбе с Церковью, а затем был превращен в музей. Насельники монастыря были репрессированы. Так что и в прошлом веке он омыт кровью православных новомучеников. Святая София, как и все наши монастыри - это кладбище: и в главном храме, и на территории на протяжении веков хоронили православных священнослужителей, монахов и мирян. Молиться там можно и нужно, но вот устраивать на могилах приемы, банкеты и концерты, даже в честь выдающихся дат, не стоит. Мы же не оставляем надежды, что храм святой Софии, как и другие древние храмы столицы, будут возвращены законному владельцу - Украинской Православной Церкви, и киевляне смогут молиться за богослужениями в своих святынях.

- Городские власти объявили о выделении 200 земельных участков под храмовое строительство в столице. Как Церковь будет в этом участвовать?

- Это инициатива замечательна, и мы ее поддерживаем. Мне думается, очень важным было бы попытаться восстановить исторический облик нашего города как колыбели восточнославянского православия, всемирного центра православного паломничества. Киев уникален не только своими поразительными по красоте ландшафтами, Днепром, но и тем, что является древнейшим и вечным духовным центром восточных славян, матерью всех их городов. Историки посчитали, что за время советской власти в столицы было разрушено 145 православных храмов и церковных памятников, которые возводились многими поколениями. Может, первым делом стоит воссоздать некоторые из них? Я думаю, здесь может быть широкое поле для плодотворного сотрудничества Православной Церкви и столичной власти.

- Сегодня православную общественность волнует обнародованный Минюстом проект закона, предусматривающий отмену главных православных праздников как государственных.
- Министерство юстиции, насколько я знаю, не обладает правом законодательной инициативы. Я думаю, этот законопроект не пройдет не только через парламент, но и через Кабинет Министров. Рождество, Пасха - это не только наша история, это наша тысячелетняя традиция, праздники, которые объединяют весь народ. Греко-католики и протестанты празднуют его по православному календарю. Непонятно, для какой цели такие законопроекты вообще пишутся?

- Чтобы быть поближе к Европе.

- Не думаю, что Европе мы нужны такими - обезличенными и потерявшими свою ментальность. Напротив, общеевропейский дом, в котором наша страна находится, мы должны обогащать своей неповторимой культурой и традициями.

Беседу вел Василий Анисимов



 


   
orthodox.org.ua

Українська Православна Церква



Зворотний зв’язок: presschurch@gmail.com