УКР РУС ENG 
   

Краткое жизнеописание схиархиепископа Антония (Абашидзе) (1867–1942)



Схиархиепископ Антоний (в миру Давид Ильич Абашидзе) родился в с. Веджины Сигнахского уезда, неподалеку от Тифлиса, в княжеской семье. Окончил юридический факультет Новороссийского университета (Одесса).

16 ноября 1891 года, на первом курсе Киевской Духовной Академии принял постриг с именем Димитрий. После окончания Академии и защиты диссертации 9 июня 1896 года рукоположен во иеромонаха. Преподавал и исполнял должность инспектора в Тифлисской и Кутаисской духовных семинариях.

С 13 января 1900 года — ректор Ардонской миссионерской семинарии. 23 апреля 1902 года рукоположен во епископа Алавердского, викария Грузинской епархии. Состоял председателем Грузинского Епархиального Училищного Совета, настоятелем Спасо-Преображенского монастыря в Тифлисе, членом Грузино-Имеретинской Синодальной конторы, председателем комитета по заведованию Археологическим музеем Грузинского Экзархата, возглавлял работу по изданию грузинского церковного обихода. С 4 ноября 1903 г. — епископ Гурийско-Мингрельский. С 16 июня 1905 года — епископ Балтский, викарий Подольской епархии.

20 января 1906 года назначен на Туркестанскую и Ташкентскую кафедру. В то время общая площадь епархии составляла 1 750 000 квадратных километров, а население — более пяти миллионов человек. Южные приходы епархии граничили с Персией, Афганистаном и Китаем. Несмотря на обширность епархии, владыка с первых же дней твердой рукой повел церковный корабль по волнам житейского моря. Привнеся в жизнь епархии мир, подлинную и нелицемерную христианскую любовь и благодушие, он приобрел себе в лице местного духовенства искренних помощников и сподвижников. В их числе были такие незаурядные личности, как протоиереи Иоанн Восторгов и Александр Скальский, иеромонах Серафим (Богословский), впоследствии причисленные Церковью к лику святых. Несмотря на свой высокий духовный сан и княжеское происхождение, владыка был доступен и прост в общении. Благодатная духовная атмосфера, которая царила в центре епархии, вскоре оказала благотворное влияние и на периферию.

По инициативе владыки были открыты общества трезвости, работу которых он всячески поддерживал, показывая личным примером образец трезвенного жития. Была основана епархиальная газета. Если с кем-либо из священников случалась беда и необходима была материальная поддержка, то на этот случай работала касса взаимопомощи, хотя неоднократно и сам святитель оказывал помощь находящимся в нужде. Заботясь о духовном преуспеянии своей паствы, он организовывал Общества религиозно-нравственного просвещения, члены которых прочитывали для народа большое количество лекций на общие и вероучительные темы. А в поддержку законоучителей добился повышения их жалования. В плане миссионерской работы владыка сам произносил множество вдохновенных прекрасных проповедей, призывая активно участвовать в деле проповедования Слова Божьего не только священников, но и диаконов и псаломщиков.

Была учреждена должность епархиального миссионера. Во время диспутов, которые он проводил, люди стояли по 3–4 часа под открытым небом, с большим интересом внимая происходящему. Построенный трудами владыки кафедральный собор и Народный дом, стали духовным центром епархии. В 1908 г. был открыт Иверско-Серафимовский женский монастырь, на строительство которого владыка отдал землю, принадлежавшую архиерейской даче, и немалые собственные средства. Во время страшного девятибалльного землетрясения, постигшего город Верный (Алма-Аты), утешал и ободрял паству, ездил по городу, поддерживая пострадавших и напутствуя умирающих.

25 июня 1912 года назначен на Таврическую кафедру. В своей первой проповеди на Крымской земле он подчеркнул необходимость соблюдения принципа соборности, призывая каждого члена Церкви к творческому и деятельному участию в ее жизни. Пребывая в святом послушании любви к своему епископу, как к любящему отцу, можно преодолеть те революционные соблазны, первые ростки которых уже видел святитель. Владыка активно боролся с сектантами и раскольниками, направляя разъездных священников-миссионеров в места их компактного проживания. С любовью окормлял питомцев Таврической духовной семинарии, щедро делясь с будущими пастырями своим богатейшим духовным опытом. По его мнению, настоящему пастырю необходимы навык и любовь к молитве, подвижническая духовная жизнь, как зримый образец для подражания, и широкая образованность вкупе с духовными знаниями. И в Тавриде святитель открывал Общества трезвости, много работал с духовенством, находя пути к возрождению приходской жизни. Под его руководством шесть епархиальных братств объединили мирян в трудах любви и милосердия. С началом Первой мировой войны святитель Димитрий призвал свою паству посильно участвовать в деле помощи фронту. Его глубоко патриотические проповеди вдохновляли народ. Были открыты лазареты, организована помощь раненым и обездоленным беженцам из прифронтовых епархий. Около года владыка участвовал в боевых походах броненосца «Пантелеймон» в качестве судового священника. Награжден орденами святого князя Владимира II и III степени, святой Анны I степени и св. Александра Невского с мечами.

Участник Поместного Собора 1917–1918 гг., Председатель соборного отдела «Об устройстве Православной Церкви на Кавказе», кандидат в члены Синода. С началом революционных гонений владыка не покинул свою паству, хотя был участником Белого движения и ВВЦУ.

В 1921 году в связи с болезнью и слепотой правого глаза был уволен на покой и проживал в Топловском монастыре неподалеку от Феодосии. В 1922 году владыка Димитрий участвовал вместе со священномучеником Никодимом (Кротковым) в постриге и епископской хиротонии будущего священномученика Сергия (Зверева), тайно прибыв для этого в Симферополь, за что был арестован и осужден. 11 апреля 1923 года вновь арестован и этапирован в Симферополь, где с ним случился инсульт, он лишился речи и не мог писать. Был выслан в Киев, где у святынь Лавры принял великую схиму с именем Антоний и стал духовным руководителем лаврских монахов, изгнанных из своего монастыря. Святитель-схимник старчествовал, множество народа приходило к нему за духовной помощью, поддержкой и утешением. Его связывала духовная дружба с митрополитом Анатолием (Грисюком), архиепископом Лукой (Войно-Ясенецким), будущим архиепископом Гермогеном (Голубевым), священниками Александром Глаголевым и Михаилом Едлинским, преподобным Кукшей (Величко). 13 марта 1933 г. владыка вновь арестован, и два месяца провел в Лукьяновской тюрьме. В 1941 г. добился разрешения проводить богослужения в Киево-Печерской Лавре. Скончался 1 ноября 1942 г. и погребен у входа в Ближние пещеры возле алтаря Крестовоздвиженского храма. Жизненный святительский подвиг, проповеднический труд, несомненное личное благочестие, высокий духовный авторитет, мудрое старческое руководство во времена лихолетий и нестроений, прозорливость и смирение снискали схиархиепископу Антонию славу, почитание и любовь, как среди его современников, так и среди последующих поколений. Его духовное величие отразилось в словах: «Епископская власть дана мне не для того, чтобы наказывать, но чтобы миловать».
 













Коментувати

Содержимое этого поля хранится скрыто и не будет показываться публично.
 


   
orthodox.org.ua

Українська Православна Церква



Зворотний зв’язок: presschurch@gmail.com