УКР РУС ENG 
   

Интервью председателя Отдела внешних церковных связей УПЦ архимандрита Кирилла (Говоруна)



Интервью председателя Отдела внешних церковных связей Украинской Православной Церкви архимандрита Кирилла (Говоруна) телепрограмме Евгения Киселева на телеканале ТВi

Евгений Киселев, ведущий:
Между Россией и Украиной - двумя братскими православными странами - существует очень большой клубок религиозных противоречий. Ситуация между Россией и Украиной в этой сфере является предметом особого разговора. В этой связи мы сегодня пригласили в студию руководителя Отдела внешних церковных связей Украинской Православной Церкви Московского Патриархата архимандрита Кирилла. Отец Кирилл, я Вас приветствую в студии.

Архимандрит Кирилл:
Добрый вечер.

Евгений Киселев, ведущий: Отец Кирилл, я недавно с интересом прочитал одно из Ваших интервью. Вы человек вообще весьма публичный, часто выступаете в средствах массовой информации перед разными аудиториями. Я просто процитирую, с Вашего позволения. Вы говорите: «Патриарх Кирилл настроен очень позитивно на диалог с украинскими политическими элитами. Здесь многие боятся его как проводника некой имперской политики России в Украине, но я считаю, необоснованно. Я думаю, - говорите Вы, - он может быть ходатаем украинских интересов перед политическими элитами Российской Федерации. Он сам мне это четко сказал». Вот, если можно, чуть подробнее, что это у Вас был за разговор со Святейшим?

Архимандрит Кирилл:
Да, это был разговор прямо накануне патриарших выборов, когда митрополит Кирилл был Местоблюстителем московского патриаршего престола. У нас состоялся достаточно доверительный и долгий разговор по этому поводу. Митрополит Кирилл тогда действительно сказал о том, что не намерен каким-то образом проводить политическое влияние, не намерен выступать в роли проводника политических интересов. Для него самое главное - сохранение единства Церкви. Он понимает, что единство Церкви может быть сохранено только при условии уважения национальных границ, национальных интересов тех государств, на территории которых расположена Церковь, Русская Православная Церковь. И он прекрасно понимает, как человек разумный и с точки зрения богословия, и с точки зрения, скажем, политологии, что обеспечить нормальные условия для существования Церкви, например, украинской Церкви в государстве Украина можно лишь и декларируя, и реально делая все для того, чтобы не вызывать раздражения политических элит Украины. Он в этом смысле положительно настроен. Он открыт по отношению к Украине и давно занимается Украиной. Он даже несколько раз просил помочь ему в изучении украинского языка.

Евгений Киселев, ведущий: Да что Вы говорите.

Архимандрит Кирилл: Да. Может быть, эта информация еще не звучала в СМИ. Действительно, он лично меня просил об этом несколько раз. Еще раз хочу подчеркнуть, что он настроен очень положительно на то, чтобы изменить атмосферу отношений между Россией и Украиной. Он прекрасно понимает, что сейчас эти отношения во многом зашли в некий глухой угол, и нужно их выводить из этого угла, нужно менять атмосферу, нужно менять климат взаимоотношений.

Евгений Киселев, ведущий: Но а по каким вопросам он может выступать ходатаем по делам политической элиты Украины перед руководством соседнего государства, перед руководством России?

Архимандрит Кирилл: Политические элиты связаны с духовными вопросами и ориентируются на духовных лидеров. В свое время покойный Святейший Патриарх Алексей был таким духовным лидером, на слово и позицию которого ориентировались политические элиты России. И Предстоятель нашей Церкви (Митрополит Киевский и всея Украины Владимир – ред.) является одним из наиболее авторитетных деятелей в Украине. Я не думаю, что у Патриарха Кирилла будет какая-то политическая программа или какие-либо политические предпочтения. Этого не должно быть. Но есть настрой на то, чтобы изменить атмосферу взаимоотношений.

Евгений Киселев, ведущий: Я здесь поставлю точку с запятой. Дело в том, что нас смотрят большая аудитория за пределами Украины, смотрят по системе спутникового телевидения. Я с этой частью аудитории сейчас вынужден попрощаться. А для всех остальных разговор с архимандритом Кириллом мы продолжим прямо сейчас. Так вот, скажите, пожалуйста, отец Кирилл, ну, вот, возьмем, например, историю с расколом украинского Православия. Вы сами сказали, что новый Предстоятель Русской Православной Церкви Московского Патриархата заинтересован в том, чтобы не отталкивать украинские элиты от православной Церкви, и в данном случае мы имеем в виду Московскую Патриархию. Но ведь если посмотреть правде в глаза, можно как угодно относиться и к так называемой киевской патриархии, и говорить о том, что митрополит, называющий себя патриархом, Филарет является чуть ли не самозванцем, и напоминать о том, что он предан анафеме, отлучен от Церкви, и так далее, и тому подобное. Но тем не менее, у него существует паства, на него ориентируются многие политические деятели в Украине. Это такая реальность, она может нравиться или не нравиться, но что с этим делать?

Архимандрит Кирилл: Вы совершенно правы, что это есть некая реальность, которую невозможно игнорировать и невозможно объяснять только политическими причинами.

Евгений Киселев, ведущий: Или сугубо богословскими, скажем так, сугубо церковными.

Архимандрит Кирилл: Да. Это порядка четырех тысяч приходов. Может быть, даже не все Православные Церкви в мире имеют такое количество общин. Это действительно реальные люди, реальная паства, интересы и...

Евгений Киселев, ведущий:
Владимирский собор в Киеве.

Архимандрит Кирилл: Владимирский собор в Киеве, конечно.

Евгений Киселев, ведущий: Михайловский златоверхий монастырь.

Архимандрит Кирилл: Да.

Евгений Киселев, ведущий: Еще.

Архимандрит Кирилл: Целый ряд храмов и в Киеве, и за пределами Киева, по всей Украине. И это реальность, безусловно. Игнорировать эту реальность невозможно. И сколько доводилось работать вместе с митрополитом Кириллом тогда в Москве, и потом, когда я уже приехал сюда в Киев, мы неоднократно обсуждали с ним тему украинских расколов. И его отношение такое, что необходимо приложить максимум усилий к тому, чтобы помочь уврачеванию раскола, чтобы Православие в Украине объединилось. При этом методология должна быть не конфронтационная. Это должна быть методология диалога и открытости. Безусловно, есть определенные принципы, которое преступать невозможно. Это внутренние принципы церковной жизни, так называемые каноны. Любая методология должна находиться в рамках этих канонов. Но, что очень важно, позиция митрополита в то время и сейчас позиция Патриарха, я надеюсь, осталась та же, что необходимо общение, нужно помочь раскольникам выйти из этого раскола, нельзя их...

Евгений Киселев, ведущий: В том числе и их руководителям?

Архимандирт Кирилл: Конечно, и нельзя их загонять в угол.

Евгений Киселев, ведущий:
То есть, Вы допускаете возможность диалога между Патриархом Кириллом и самопровозглашенным патриархом Филаретом?

Архимандрит Кирилл:
Это очень сложный вопрос. Потому что диалог предполагает готовность с обеих сторон. И до сих пор такого, скажем так, диалога с предстоятелем так называемого Киевского патриархата не получалось. Хотя я должен признать, что существуют достаточно обширные неформальные контакты с представителями этой структуры. И, самое главное, и у них, и у нас существует понимание того, что мы зашли в глухой угол в противостоянии по линии раскола, что мы все устали от раскола: и они, и мы. Мы должны найти пути для преодоления этого раскола. Они тоже прекрасно понимают, что должны соблюдаться определенные нормы, определенные правила, каноны. И то, что нам необходимо на данном этапе, - это совместно разработать такую модель преодоления раскола, которая соответствовала бы многовековой канонической традиции нашей Церкви, осуществлялась бы на пастырских началах, то есть, на началах отношения к другому человеку, к другому не как к врагу, а как к человеку, который заблудился, которому нужно помочь выйти из лабиринта. И мы связываем в связи с этим большие надежды с предстоящим визитом Святейшего Патриарха в Киев, который состоится...

Евгений Киселев, ведущий: А когда он состоится?

Архимандрит Кирилл: Сейчас обсуждаются сроки, когда может состояться этот визит. Патриарх Кирилл уже заявил, что этот визит в Украину будет его первый зарубежный визит. Это делает большую честь Украине. С другой стороны, это логично. Потому что Патриарх Кирилл чувствует себя преемником и киевских митрополитов. Он неоднократно это подчеркивал. В частности, он очень четко подчеркнул это во время своей интранизационной речи. Поэтому для него это будет некое возвращение к истокам. Визит может произойти после Пасхи.

Евгений Киселев, ведущий: Но а скажите, пожалуйста, какова позиция сейчас украинских властей вот по этому самому главному болезненному вопросу врачевания, как Вы сами любите говорить, раскола в украинском Православии? Мы помним прекрасно, прошлым летом была сделана попытка, пригласив сюда Вселенского Патриарха Варфоломея, сделать так, что он либо де-юре, либо де-факто признает, что правопреемником всей, всего православия на канонической территории Украины является так называемая киевская патриархия.

Архимандрит Кирилл: Да.

Евгений Киселев, ведущий: Что теперь? Ходили разговоры, что там даже какую-то новую поместную церковь власти хотят создать чуть ли не во главе с братом нынешнего Президента.

Архимандрит Кирилл: Да, действительно, украинское государство уже на протяжении многих лет, с самого момента возникновения раскола, когда оно осознало, что раскол действительно разделил Церковь и Православие, что не получилось создать единую Церковь, независимую от других церковных центров, когда возникла эта реальность и власть поняла, что для украинского общества эта реальность проблематична, - начало реализовывать различные модели воссоединения Церкви. Я думаю, что эти модели были преимущественно неудачные. И последняя попытка, которую Вы упомянули и которая произошла во время празднования 1020-летия крещения Руси во время визита сюда Патриарха Варфоломея, представителей других Церквей, - эта модель тоже оказалась неудачной. Кстати говоря, о заведомой провальности этой модели мы неоднократно предупреждали, били, так сказать, в колокола и говорили об этом. И, в общем-то, то, что ничего из этого не получилось, лишний раз подтверждает, что... Подтверждает что? То, что власти в вообще-то благих намерениях уврачевать раскол необходимо ориентироваться на позицию прежде всего самой Церкви. Мы и тогда во время июльских событий, и сейчас, ведя диалог с властью, а мы ведем диалог с властью, говорим о том, что если вы хотите сделать что-то хорошее для украинской Церкви - советуйтесь с нами, не нужно...

Евгений Киселев, ведущий: Но вы продвинулись по сравнению с прошлым летом?

Архимандрит Кирилл: Вы знаете, власть немножко, я бы так сказал, растеряна. После неудачи, провала, который был в июле месяце, она начала больше с нами советоваться. И она сейчас ищет от нас каких-то рецептов, которые бы позволили решить эту закоренелую уже проблему. И мы, еще раз хочу сказать, связываем большие надежды с визитом Патриарха Кирилла. Я думаю, что украинская власть должна и с ним вести диалог по поводу того, как нам уврачевать раскол, как она ведет, например, диалог с Константинопольским Патриархом, как мы, наша Церковь призывает украинскую власть, призывает украинское общество ориентироваться также на позицию всех Поместных Церквей, всего вселенского Православия.

Евгений Киселев, ведущий: Ну, хорошо. Наверное, последний вопрос, который я в этой связи хотел бы Вам задать, или, скажем так, последняя тема хотя бы коротко, которой бы я хотел коснуться. Но все-таки, вот, Украина - независимое государство. Украинская Православная Церковь должна в этой связи иметь какой-то особый статус? Скажем, многие сторонники незалежности говорят о том, что вот было время, когда на территории Украины не распространялась юрисдикция патриарха Московского и всея Руси.

Архимандрит Кирилл: Да, безусловно.

Евгений Киселев, ведущий: Это было очень давно, это было в XVI веке, по-моему.

Архимандрит Кирилл: Да.

Евгений Киселев, ведущий: Еще до Переяславской Рады. И, наверное, механический возврат в те времена невозможен. Но все-таки автономия, автокефалия. Что возможно?

Архимандрит Кирилл: Действительно, на территорию Украины христианство было принесено благодаря трудам миссионеров из Константинополя. И до конца XVII века Киевская митрополия входила в состав Константинопольской Церкви. Потом она была переведена в состав Русской Церкви и с тех пор входит в эту Церковь. Неоднократно предпринимались попытки, начиная с XX века, получить или объявить автокефалию украинской Церкви. Нужно сказать, что ни одна из этих попыток пока что не была удачной. Эта автокефалия как в то время, так и сейчас не была признана вселенским Православием. Я считаю, что это очень сложный вопрос. Он усложнен тем, что такое, в общем-то, инструментальное явление как автокефалия – а это просто средство, способ организации администрирования Церкви, не более того – оно уже в современное время приобрело окраску и стало, в общем-то, мифологемой, причем...

Евгений Киселев, ведущий: Политического свойства.

Архимандрит Кирилл: Политического, и я бы сказал так, общецивилизационного. И идея автокефалии, как она имплементируется в Украине сейчас, во многом инспирирована национально-освободительными движениями на территории Османской империи, на Балканах, в Греции, Болгарии, Сербии и так дальше, и потом на территории бывшей Российской империи. То есть, подоплека новой мифологии автокефалий - это борьба за независимость бывших частей этих империй.

Евгений Киселев, ведущий: В том числе подхлеснутая событиями сначала 91-го года, потом Майданом 2004-го.

Архимандрит Кирилл: Безусловно. Сейчас это явление настолько многослойное, настолько сложное, оно задевает настолько большие пласты сознания самых различных слоев общества. Для одних автокефалия - это величайшее благо, для других автокефалия - это величайшее зло. И я думаю, до тех пор, пока это понятие существует как мифология, действующая на уровне общественного сознания, мы не сможем найти консенсус по этому вопросу – этот вопрос будет разделять общество. Если сейчас Украинская Церковь получит автокефалию, одна часть будет недовольна и будет готова к сепаратизму, в том числе и в общегосударственном плане.

Евгений Киселев, ведущий: Но Патриарх, который собирается сюда приехать, он, как минимум, готов к открытому диалогу на все эти болезненные темы?

Архимандрит Кирилл: Я думаю, что...

Евгений Киселев, ведущий: Или он скажет: знаете, господа хорошие, давайте мы это, там, отложим до лучших времен, давайте мы не будем, там, трогать больные раны.

Архимандрит Кирилл: Да. Вы знаете, до сих пор он был открыт к любым вопросам. По моему личному мнению и опыту общения с ним я могу сказать, что для Патриарха не существует закрытых тем. Эта тема для него тоже открыта, и он к ней открыт. Но он во многом ориентируется на внутриукраинские реалии, на отсутствие в самой Украинской Церкви консенсуса по вопросу необходимости предоставления...

Евгений Киселев, ведущий: И в украинском политикуме.

Архимандрит Кирилл:
И в украинском политикуме, безусловно. Потому что явление автокефалии как мифологема действует не только на уровне дискуса церковного, но также на уровне дискурса политического и общественного.

Евгений Киселев, ведущий: Ну да, вот, Янукович едет к Патриарху поздравлять его с избранием, а, там, Ющенко, ну, скажем так, не едет.

Архимандрит Кирилл:
Да.

Евгений Киселев, ведущий:
Ну, что ж, отец Кирилл, спасибо Вам большое за Ваши комментарии, за участие в нашей программе. Наше время тем временем, извините за невольный каламбур, подошло к концу. Я прощаюсь с Вами. До встречи в следующее воскресенье.
 









Коментувати

Содержимое этого поля хранится скрыто и не будет показываться публично.
 


   
orthodox.org.ua

Українська Православна Церква



Зворотний зв’язок: presschurch@gmail.com